7 февраля, 2023
$ 70.60
76.03

La Repubblica: Путина и Медведева сразил итальянский шеф-повар Мирко Дзаго

21 января, 2022, 15:39

В 2001 году шеф-повар Мирко Дзаго приехал в Россию и … покорил ее с первого блюда. Одно из ведущих итальянских СМИ La Repubblica и вовсе величает шефа «иконой итальянской кулинарной культуры в РФ». А как не согласиться с итальянскими журналистами, если мастерство Дзаго пришлось по вкусу … представителям Кремля?!

Но, обо всем – по порядку. Тем более, что порядок, по словам шефа – то самое, что лежит в основе по-настоящему гениальной импровизации.

Автор Альберто Дольфин (Alberto Dolfin) утверждает – повар из итальянской провинции Валле-д’Аоста обрел в лице российской аудитории истинных ценителей его мастерства.

— Эта история любви длится уже больше 20-ти лет! – восхищается Дольфин шефом. — В 2001 году он приехал в Москву, а уже с 2004 года начал готовить  для самого Владимира Путина! Дзаго – уникален! Он – первый иностранец, которому удалось получить положительную оценку своего труда от российского лидера.

Дзаго действительно обрел в России чуть ли не вторую Родину. Его почти сразу же стали приглашать в кулинарные реалити и телепередачи. Он был судьёй кулинарного шоу «Мастер Шеф» и снимался в кино.

Шеф, по собственному признанию, тоже влюбился в Россию.

— Мирко, а по-итальянски Mircko даже полюбил лишнюю букву «с» — по ошибке ее написали в документах, — рассказал автор. – Теперь он с гордостью носит её прямо на своём белом фартуке.

В Первопрестольной у него – 4 ресторана: два BRO&N, «Аист», а также — Onest, открывшийся осенью.

— О, как же нравится шефу из Валле-д’Аосты играть со своими двумя идентичностями — итальянской и … русской! – восхищается журналист. – Он просто обожает угощать блюдами, которые подчеркивают особенности таких разных, но одновременно и близких гастрономических культур. Подобно настоящему волшебнику, он просто обманывает вкус!

В качестве доказательства своих слов Дольфин предлагает попробовать осьминога с чечевицей от шефа, но только — с закрытыми глазами:

— Сначала вы почувствуете вкус котекино (котекино – горячая итальянская свиная колбаса – прим. ред), — говорит автор. – Но – как бы не так! Или —  икра из Просекко, которая украшает лёгкое гранатовое безе. А сицилийское канноло с начинкой из паштета из куриной печени и сливового чатни — вместо крема из рикотты, да еще и с печеньем орео и тартаром из мелиссы и креветок…

Кстати, последняя идея – насчет канноло — принадлежит его старшей дочери Лизе Зое (Lisa Zoe).  Но Дзаго не устает подчеркивать, что главной его музой вот уже два десятилетия является Москва.

La Repubblica: Ваши первые впечатления о Москве – какие они?

Мирко Дзаго: Видимо, в апреле 2001 года дегустация моих блюд прошла неплохо – ну, раз я всё ещё здесь (смеется). Правда с тех пор Россия стала иной. Я ни разу не был в США, но, когда приехал в Москву, подумал, что я в  Америке, в промежуток между двумя войнами. Тогда Россия очень активно развивалась – были и свои плюсы и свои минусы. Тогда можно было остановить такси взмахом руки, а сейчас такая гора приложений… Говорят, они упрощают жизнь (смеется). Когда я уезжал из Италии, там работало радиотакси. Через 20 лет оно все еще существует.

– Пандемия поспособствовала  развитию Москвы?

– Все зависит от масштабов. Приведу пример. У меня есть ресторан в Ростове-на-Дону – «La Fabbrica,». Так вот — доставка в небольших городах развита не настолько хорошо, как в мегаполисах.

— Что нового вы предложили столице в плане гастрономии?

– В обоих заведениях BRO&N есть гамбургеры, пицца, домашняя еда и свежая паста – доставка с ними очень хорошо работает, их можно спокойно заказать на дом. Цифры были прекрасными ещё до пандемии. Во время первого карантина они существенно выросли. Сейчас мы зарабатываем почти столько же, сколько и до пандемии. А вот у Onest — иной тип обслуживания. Там готовят такие блюда, которые можно попробовать лишь в самом ресторане.

– Давайте без лишних подводок: каково это – готовить для Владимира Путина?

– Вы знаете … как и для любого другого человека. С большим удовольствием вспоминаю, как меня во второй раз позвали в зал. Это было очень забавно, так как там присутствовали журналисты со всей планеты и одна итальянка. Когда эта девушка сделала мне комплимент на итальянском, я сказал Владимиру Путину, что «это – свои», и он засмеялся. Потом я занимался приготовлением блюд на 50-летии Дмитрия Медведева, а также — на 18-летии его сына. И если Медведев в большей степени гурман, то Владимир Путин отдает предпочтение все же традиционным блюдам. Он никогда много не ест. Если это особые публичные мероприятия, то вообще … может прикоснуться к еде чисто символически. Но вот когда я занимался организацией еженедельных банкетов для участников совещаний по борьбе с терроризмом, он позволил себе расслабиться и нормально поел. Ему очень понравилась мочетта (мочетта — традиционное блюдо в Валле-д’Аоста, вяленое нежирное мясо – прим. ред.,).

– А как вы стали участником российских реалити? Что это был за опыт?

– Меня приглашали в два сезона шоу «Мастер Шеф». Но это не было для меня новым опытом. Я знал, в чем заключается моя роль. Все потому, что около 15-ти лет назад я уже был участником полуреалити-шоу – меня несколько раз приглашали на съёмки кулинарной передачи в Италии, и она была невероятно похожа ту, что снимали в России.

– Признайтесь, у вас есть какой-то секрет покорения русских?

– Нет. Я просто был самим собой. Я не примерял чужой образ на себя. Я говорил по-русски, это — да. Но с такими ошибками (смеется). Но и это не все. Я еще и заикался! Сейчас моя речь – более чистая, я говорю более разборчиво и почти не заикаюсь. Но в те годы, 20 лет назад… Вы бы видели меня! Когда я снимался в «Мастер Шефе», мои повара даже пеняли мне – мол, на работе я — в сто раз вреднее, чем на телевидении! И это при том, что я вел себя в этом шоу очень жестко, представляете? Я был там одним из самых строгих судей!

– Иными словами, секрет вы не раскроете …

– Ну, какой секрет?! Я с самого начала готовил итальянские блюда точно так же, как делал бы это в родной Италии. Я не стал просто адаптироваться под российские вкусы. Это – слишком просто. Я попытался познакомить россиян с прелестью нашей кухни. Я отказался от использования российских продуктов или российской техники приготовления. Конечно же, за 20 лет Россия не могла не оказать на меня определенного влияния. Многим я воспользовался – в плане работы. Но все это было без крайностей.

 – Когда ввели санкции, вам было трудно доставать итальянские продукты?

– Мы, итальянцы, как только оказываемся в сложной ситуации, стараемся показать себя с самой лучшей стороны. И пытаемся найти нетривиальные способы решения задач. Вот и мне посчастливилось начать делать сыры в России. Никто до этого еще не додумался. В итоге россиянам даже стало удобнее покупать их и перепродавать!

– Действительно, изящный выход! Но при этом Вас критиковали за заявления по поводу итальянских продуктов …

– О, да, меня даже в расизме обвинили! А я всего лишь спросил, какая моцарелла — более итальянская? Та, которая произведена итальянским технологом из высококачественного свежего молока в самой России или же та, что сделана китайцем из замороженного молока от немецкой коровы, но в Италии? Обидеть я никого уж точно не хотел. Я буду всегда защищать марку «сделано в Италии», но принимать всё за чистую монету я не буду. Я – за упрощенную логистику. И я работал с российским мясом ещё задолго до того, как ввели санкции. Мы просто вернулись к внутреннему производству – точно так было до падения коммунизма. У BRO&N, к примеру, есть свой сыровар. Есть сезон спаржи, летом можно и цветы тыквы найти! Словом, есть огромное множество невероятно интересных российских продуктов. И с ними надо обязательно познакомиться.

– В ваших блюдах всегда можно почувствовать влияние Валле-д’Аосты?

– Традиционные блюда Валле-д’Аосты – постоянная часть моей работы, но я никогда не следую рецепту полностью, не копирую его механически. Я беру за основу принцип блюда. Но делаю его по-своему. Приведу пример. Свёкла очень часто используется не только в российской кухне. Но и в Валле-д’Аосте! Честно! Более того, свекла — часть её гастрономической культуры.

– Вы хотите сказать, что между  русской кухней и кухней Италии нет такой уж большой пропасти?

– Нет, нет, и еще раз – нет! Те же супы из капусты… Они – основа обеих кулинарных культур. Но только в Италии готовят на савойской капусте, а в России – на белокочанной. Этой зимой я предложил в ресторане Onest тушёное мясо с нежным пюре из сельдерея и с густым конфитюром из молодых сосновых шишек. Что касается шишек, то они и есть – своеобразный оммаж России. Я впервые увидел их именно здесь, а потом даже возил с собой на Родину — в Италию. Что я могу сказать? Эти волшебные шишки просто созданы для блюд Валле-д’Аосты!

– Вы можете назвать кулинарный опыт в России привлекательным?

О, да! В моей родной Италии в ресторан отправляются, чтобы поесть. И все.  В Москве же по ресторанам ходят для того, чтобы еще и провести время, съесть какой-то десерт, встретиться с друзьями. Некоторые и вовсе используют его в качестве офиса. В России ресторан рассматривают в массе аспектов. В Италии вы с большим трудом отыщите ресторан, который бы готовил завтраки. Все потому, что нет спроса. А в Москве едят круглосуточно! Какого-то традиционного расписания здесь нет. Когда россияне приезжают в Италию, они начинают жаловаться именно на это.

– Скучаете по Родине?

– Не мой случай – постоянно туда возвращаюсь! Кажется, что никуда и не уезжал вовсе! До пандемии проделывал по 20 тысяч километров в год. Люблю проводить праздники в родной Валле-д’Аосте. А еще я ходил посмотреть, как мой бесценный «Торино» обыграл «Фиорентину» с разгромным счётом 4-0. Билет мне вручила фанатка «Ювентуса» — моя дочка (смеется). Но теперь мне предстоит плотно поработать. В этом – 2022 — году я сосредоточусь на изысканных наивкуснейших блюдах для Onest! Добро пожаловать!

Американский коллега Дзаго — шеф-повар и ведущий шоу Iron Chef Джеффри Закарян хоть и не поражал самого Владимира Путина, но тоже имеет вес в профессиональной среде. Все потому, что он знает главный секрет идеального вареного яйца.

La Repubblica: Путина и Медведева сразил итальянский шеф-повар Мирко Дзаго
© restoran.ru

В 2001 году шеф-повар Мирко Дзаго приехал в Россию и … покорил ее с первого блюда. Одно из ведущих итальянских СМИ La Repubblica и вовсе величает шефа «иконой итальянской кулинарной культуры в РФ». А как не согласиться с итальянскими журналистами, если мастерство Дзаго пришлось по вкусу … представителям Кремля?!

Но, обо всем – по порядку. Тем более, что порядок, по словам шефа – то самое, что лежит в основе по-настоящему гениальной импровизации.

Автор Альберто Дольфин (Alberto Dolfin) утверждает – повар из итальянской провинции Валле-д’Аоста обрел в лице российской аудитории истинных ценителей его мастерства.

— Эта история любви длится уже больше 20-ти лет! – восхищается Дольфин шефом. — В 2001 году он приехал в Москву, а уже с 2004 года начал готовить  для самого Владимира Путина! Дзаго – уникален! Он – первый иностранец, которому удалось получить положительную оценку своего труда от российского лидера.

Дзаго действительно обрел в России чуть ли не вторую Родину. Его почти сразу же стали приглашать в кулинарные реалити и телепередачи. Он был судьёй кулинарного шоу «Мастер Шеф» и снимался в кино.

Шеф, по собственному признанию, тоже влюбился в Россию.

— Мирко, а по-итальянски Mircko даже полюбил лишнюю букву «с» — по ошибке ее написали в документах, — рассказал автор. – Теперь он с гордостью носит её прямо на своём белом фартуке.

В Первопрестольной у него – 4 ресторана: два BRO&N, «Аист», а также — Onest, открывшийся осенью.

— О, как же нравится шефу из Валле-д’Аосты играть со своими двумя идентичностями — итальянской и … русской! – восхищается журналист. – Он просто обожает угощать блюдами, которые подчеркивают особенности таких разных, но одновременно и близких гастрономических культур. Подобно настоящему волшебнику, он просто обманывает вкус!

В качестве доказательства своих слов Дольфин предлагает попробовать осьминога с чечевицей от шефа, но только — с закрытыми глазами:

— Сначала вы почувствуете вкус котекино (котекино – горячая итальянская свиная колбаса – прим. ред), — говорит автор. – Но – как бы не так! Или —  икра из Просекко, которая украшает лёгкое гранатовое безе. А сицилийское канноло с начинкой из паштета из куриной печени и сливового чатни — вместо крема из рикотты, да еще и с печеньем орео и тартаром из мелиссы и креветок…

Кстати, последняя идея – насчет канноло — принадлежит его старшей дочери Лизе Зое (Lisa Zoe).  Но Дзаго не устает подчеркивать, что главной его музой вот уже два десятилетия является Москва.

La Repubblica: Ваши первые впечатления о Москве – какие они?

Мирко Дзаго: Видимо, в апреле 2001 года дегустация моих блюд прошла неплохо – ну, раз я всё ещё здесь (смеется). Правда с тех пор Россия стала иной. Я ни разу не был в США, но, когда приехал в Москву, подумал, что я в  Америке, в промежуток между двумя войнами. Тогда Россия очень активно развивалась – были и свои плюсы и свои минусы. Тогда можно было остановить такси взмахом руки, а сейчас такая гора приложений… Говорят, они упрощают жизнь (смеется). Когда я уезжал из Италии, там работало радиотакси. Через 20 лет оно все еще существует.

– Пандемия поспособствовала  развитию Москвы?

– Все зависит от масштабов. Приведу пример. У меня есть ресторан в Ростове-на-Дону – «La Fabbrica,». Так вот — доставка в небольших городах развита не настолько хорошо, как в мегаполисах.

— Что нового вы предложили столице в плане гастрономии?

– В обоих заведениях BRO&N есть гамбургеры, пицца, домашняя еда и свежая паста – доставка с ними очень хорошо работает, их можно спокойно заказать на дом. Цифры были прекрасными ещё до пандемии. Во время первого карантина они существенно выросли. Сейчас мы зарабатываем почти столько же, сколько и до пандемии. А вот у Onest — иной тип обслуживания. Там готовят такие блюда, которые можно попробовать лишь в самом ресторане.

– Давайте без лишних подводок: каково это – готовить для Владимира Путина?

– Вы знаете … как и для любого другого человека. С большим удовольствием вспоминаю, как меня во второй раз позвали в зал. Это было очень забавно, так как там присутствовали журналисты со всей планеты и одна итальянка. Когда эта девушка сделала мне комплимент на итальянском, я сказал Владимиру Путину, что «это – свои», и он засмеялся. Потом я занимался приготовлением блюд на 50-летии Дмитрия Медведева, а также — на 18-летии его сына. И если Медведев в большей степени гурман, то Владимир Путин отдает предпочтение все же традиционным блюдам. Он никогда много не ест. Если это особые публичные мероприятия, то вообще … может прикоснуться к еде чисто символически. Но вот когда я занимался организацией еженедельных банкетов для участников совещаний по борьбе с терроризмом, он позволил себе расслабиться и нормально поел. Ему очень понравилась мочетта (мочетта — традиционное блюдо в Валле-д’Аоста, вяленое нежирное мясо – прим. ред.,).

– А как вы стали участником российских реалити? Что это был за опыт?

– Меня приглашали в два сезона шоу «Мастер Шеф». Но это не было для меня новым опытом. Я знал, в чем заключается моя роль. Все потому, что около 15-ти лет назад я уже был участником полуреалити-шоу – меня несколько раз приглашали на съёмки кулинарной передачи в Италии, и она была невероятно похожа ту, что снимали в России.

– Признайтесь, у вас есть какой-то секрет покорения русских?

– Нет. Я просто был самим собой. Я не примерял чужой образ на себя. Я говорил по-русски, это — да. Но с такими ошибками (смеется). Но и это не все. Я еще и заикался! Сейчас моя речь – более чистая, я говорю более разборчиво и почти не заикаюсь. Но в те годы, 20 лет назад… Вы бы видели меня! Когда я снимался в «Мастер Шефе», мои повара даже пеняли мне – мол, на работе я — в сто раз вреднее, чем на телевидении! И это при том, что я вел себя в этом шоу очень жестко, представляете? Я был там одним из самых строгих судей!

– Иными словами, секрет вы не раскроете …

– Ну, какой секрет?! Я с самого начала готовил итальянские блюда точно так же, как делал бы это в родной Италии. Я не стал просто адаптироваться под российские вкусы. Это – слишком просто. Я попытался познакомить россиян с прелестью нашей кухни. Я отказался от использования российских продуктов или российской техники приготовления. Конечно же, за 20 лет Россия не могла не оказать на меня определенного влияния. Многим я воспользовался – в плане работы. Но все это было без крайностей.

 – Когда ввели санкции, вам было трудно доставать итальянские продукты?

– Мы, итальянцы, как только оказываемся в сложной ситуации, стараемся показать себя с самой лучшей стороны. И пытаемся найти нетривиальные способы решения задач. Вот и мне посчастливилось начать делать сыры в России. Никто до этого еще не додумался. В итоге россиянам даже стало удобнее покупать их и перепродавать!

– Действительно, изящный выход! Но при этом Вас критиковали за заявления по поводу итальянских продуктов …

– О, да, меня даже в расизме обвинили! А я всего лишь спросил, какая моцарелла — более итальянская? Та, которая произведена итальянским технологом из высококачественного свежего молока в самой России или же та, что сделана китайцем из замороженного молока от немецкой коровы, но в Италии? Обидеть я никого уж точно не хотел. Я буду всегда защищать марку «сделано в Италии», но принимать всё за чистую монету я не буду. Я – за упрощенную логистику. И я работал с российским мясом ещё задолго до того, как ввели санкции. Мы просто вернулись к внутреннему производству – точно так было до падения коммунизма. У BRO&N, к примеру, есть свой сыровар. Есть сезон спаржи, летом можно и цветы тыквы найти! Словом, есть огромное множество невероятно интересных российских продуктов. И с ними надо обязательно познакомиться.

– В ваших блюдах всегда можно почувствовать влияние Валле-д’Аосты?

– Традиционные блюда Валле-д’Аосты – постоянная часть моей работы, но я никогда не следую рецепту полностью, не копирую его механически. Я беру за основу принцип блюда. Но делаю его по-своему. Приведу пример. Свёкла очень часто используется не только в российской кухне. Но и в Валле-д’Аосте! Честно! Более того, свекла — часть её гастрономической культуры.

– Вы хотите сказать, что между  русской кухней и кухней Италии нет такой уж большой пропасти?

– Нет, нет, и еще раз – нет! Те же супы из капусты… Они – основа обеих кулинарных культур. Но только в Италии готовят на савойской капусте, а в России – на белокочанной. Этой зимой я предложил в ресторане Onest тушёное мясо с нежным пюре из сельдерея и с густым конфитюром из молодых сосновых шишек. Что касается шишек, то они и есть – своеобразный оммаж России. Я впервые увидел их именно здесь, а потом даже возил с собой на Родину — в Италию. Что я могу сказать? Эти волшебные шишки просто созданы для блюд Валле-д’Аосты!

– Вы можете назвать кулинарный опыт в России привлекательным?

О, да! В моей родной Италии в ресторан отправляются, чтобы поесть. И все.  В Москве же по ресторанам ходят для того, чтобы еще и провести время, съесть какой-то десерт, встретиться с друзьями. Некоторые и вовсе используют его в качестве офиса. В России ресторан рассматривают в массе аспектов. В Италии вы с большим трудом отыщите ресторан, который бы готовил завтраки. Все потому, что нет спроса. А в Москве едят круглосуточно! Какого-то традиционного расписания здесь нет. Когда россияне приезжают в Италию, они начинают жаловаться именно на это.

– Скучаете по Родине?

– Не мой случай – постоянно туда возвращаюсь! Кажется, что никуда и не уезжал вовсе! До пандемии проделывал по 20 тысяч километров в год. Люблю проводить праздники в родной Валле-д’Аосте. А еще я ходил посмотреть, как мой бесценный «Торино» обыграл «Фиорентину» с разгромным счётом 4-0. Билет мне вручила фанатка «Ювентуса» — моя дочка (смеется). Но теперь мне предстоит плотно поработать. В этом – 2022 — году я сосредоточусь на изысканных наивкуснейших блюдах для Onest! Добро пожаловать!

Американский коллега Дзаго — шеф-повар и ведущий шоу Iron Chef Джеффри Закарян хоть и не поражал самого Владимира Путина, но тоже имеет вес в профессиональной среде. Все потому, что он знает главный секрет идеального вареного яйца.


Мария Чиликина
Мария Чиликина
  • Запись о регистрации СМИ:
    ЭЛ № ФС 77 - 74986 выдано Роскомнадзором 19.02.2019 г.
  • Запись о регистрации информационного агентства:
    ИА № ФС 77 - 74985 выдано Роскомнадзором 19.02.2019г.
  • Учредитель:
    ООО «ЛАЙВ24», ИНН 4632247680
  • Главный редактор:
    Новиков Михаил Владимирович
  • Адрес электронной почты редакции:
    info@live24.ru
  • Телефон редакции:
    +7 (4712) 55-10-24
В сетевом издании LIVE24 размещены материалы информационного агентства LIVE24.
Некоторые материалы содержат стоковые изображения от Depositphotos, Pixabay, АГН Москва
  • Возрастное ограничение:
    18+

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа»,«Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры»,«Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля», АУЕ. Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Meta Platforms Inc. (руководящая организация социальных сетей Instagram и Facebook).

Организации, СМИ и физические лица, признанные в России иностранными агентами: "Голос Америки" "Idel.Реалии" "Фактограф" "Север.Реалии" Общество с ограниченной ответственностью "Радио Свободная Европа/Радио Свобода" Чешское информационное агентство "MEDIUM-ORIENT" Пономарев Лев Александрович Савицкая Людмила Алексеевна Маркелов Сергей Евгеньевич Камалягин Денис Николаевич Апахончич Дарья Александровна «Medusa Project» Общество с ограниченной ответственностью «Первое антикоррупционное СМИ» «VTimes.io» Баданин Роман Сергеевич Гликин Максим Александрович Маняхин Петр Борисович Ярош Юлия Петровна Чуракова Ольга Владимировна Железнова Мария Михайловна Лукьянова Юлия Сергеевна Маетная Елизавета Витальевна «The Insider» Рубин Михаил Аркадьевич Гройсман Софья Романовна Рождественский Илья Дмитриевич Апухтина Юлия Владимировна Постернак Алексей Евгеньевич Общество с ограниченной ответственностью Телеканал Дождь Петров Степан Юрьевич Юридическое лицо Istories fonds Шмагун Олеся Валентиновна Мароховская Алеся Алексеевна Долинина Ирина Николаевна Шлейнов Роман Юрьевич Анин Роман Александрович Великовский Дмитрий Александрович Общество с ограниченной ответственностью «Альтаир 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Ромашки монолит» Общество с ограниченной ответственностью «Главный редактор 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Вега 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Важные иноагенты» Каткова Вероника Вячеславовна Карезина Инна Павловна Кузьмина Людмила Гавриловна Костылева Полина Владимировна Лютов Александр Иванович Жилкин Владимир Владимирович Жилинский Владимир Александрович Тихонов Михаил Сергеевич Пискунов Сергей Евгеньевич Ковин Виталий Сергеевич Кильтау Екатерина Викторовна Любарев Аркадий Ефимович Гурман Юрий Альбертович Грезев Александр Викторович Важенков Артем Валерьевич Иванова София Юрьевна Пигалкин Илья Валерьевич Петров Алексей Викторович Егоров Владимир Владимирович Гусев Андрей Юрьевич Смирнов Сергей Сергеевич Верзилов Петр Юрьевич Общество с ограниченной ответственностью «ЗП» Общество с ограниченной ответственностью «Зона права» Общество с ограниченной ответственностью «ЖУРНАЛИСТ-ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ» Вольтская Татьяна Анатольевна Клепиковская Екатерина Дмитриевна Сотников Даниил Владимирович Захаров Андрей Вячеславович Симонов Евгений Алексеевич Сурначева Елизавета Дмитриевна Соловьева Елена Анатольевна Арапова Галина Юрьевна Перл Роман Александрович Общество с ограниченной ответственностью «МЕМО» Американская компания «Mason G.E.S. Anonymous Foundation» (США) Компания «Stichting Bellingcat» Автономная некоммерческая организация по защите прав человека и информированию населения «Якутия – Наше Мнение» Общество с ограниченной ответственностью «Москоу диджитал медиа» Акционерное общество «РС-Балт», Левада-Центр