Skip to main content
19 июля, 2024
$ 87.88
96.10

Петербургский предприниматель Шестаков избежал ответственности почти на 180 млн рублей перед немецкой компанией

16 мая, 2022, 18:11
© Michael Gaida / Pixabay

Петербургский предприниматель Александр Шестаков избежал субсидиарной ответственности на сумму 177 миллионов рублей перед немецкой мебельной компанией ALNO, представители которой считали, что бизнесмен причастен к разорению «Первой мебельной фабрики». Не исключено, что в деле Шестакова была применена «классическая» схема ухода от ответственности путем переуступок долговых обязательств аффилированным лицам.

Немецкая компания ALNO Aktiengesellsсhaft отказалась от привлечения к субсидиарной ответственности петербургского миллиардера, бывшего совладельца ООО «Первая мебельная фабрика» (ПМФ) Александра Шестакова. В результате прекращения судебного производства предприниматель избежал субсидиарной выплаты в пользу иностранной компании 176,8 миллиона рублей в связи с банкротством ПМФ. При этом причины отказа от претензий к предпринимателю остаются неизвестны.

История сотрудничества немецкой и российской компаний началась несколько лет назад, когда в 2015 году ALNO решила запустить совместный проект с Шестаковым и его «Первой мебельной фабрикой». Тогда иностранный концерт инвестировал в запуск мебельного производства в Санкт-Петербурге и передал совместному предприятию промышленное оборудование для осуществления производственного процесса. Впоследствии немцы, по всей видимости, разочаровались в своем бизнес-партнере, так как предприятие разорилось, и разбирательства в итоге дошли до суда, ведь именно Шестакова ALNO связывала с банкротством компании.

В 2021 году немецкая компания обратилась в Арбитражный суд Санкт-Петербурга с заявлением о привлечении Шестакова к субсидиарной ответственности по долгам ПМФ. С точки зрения немцев, в течение двух лет – с 2017 по 2019 годы – ПМФ последовательно разорялась из-за действий генерального директора компании Натальи Бобковой и их партнера Александра Шестакова. Согласно ФЗ «О банкротстве», в том случае, если предприятию грозит разорение, генеральный директор обязан обратиться с в суд с заявлением о банкротстве. Однако Бобкова этого не сделала. Из-за неподачи соответствующего заявления в срок долг ООО увеличился, а имевшегося имущества на его погашение было недостаточно.

Истец утверждал, что в указанный промежуток времени компания пришла к неликвидным показателям баланса и снижала платежеспособность, при этом долги предприятия по краткосрочным обязательствам достигли почти 100 млн рублей, а дебиторская задолженность составляла еще порядка 50 млн. В частности, на конец 2017-го долг ООО «Первая мебельная фабрика – АЛНО» по краткосрочным обязательствам оценивался в 96,6 миллиона рублей, но собственных средств у организации было лишь 410 тысяч.

Формально банкротство ООО «ПМФ» началось из-за небольшой задолженности, немногим превышающей 300 тысяч рублей, но далее к процедуре банкротства начали подключаться и другие кредиторы, в том числе ЗАО «Первая мебельная фабрика», которая юридически является сторонним юридическим лицом, и генеральным директором которой является сам Шестаков. Когда в дело о банкротстве включилась немецкая компания ALNO, представители иностранной компании поняли, что с ПМФ фактически взыскать нечего, но в то же время у немцев имелись серьезные основания полагать, что к банкротству фабрики мог иметь отношение их бизнес-партнер Шестаков. Именно поэтому ALNO обратилась в суд с заявлением о привлечении миллиардера к субсидиарной ответственности на сумму 177 млн рублей. 

Однако Александр Шестаков в итоге избежал ответственности, и для этого была применена распространенная схема, в рамках которой ALNO уступила право требования – продала долг – компании АСТК СПб, а вот АСТК СПб, в свою очередь, просто отказалось от привлечения Шестакова к субсидиарной ответственности, причем причины отказа озвучены не были. В делах о банкротстве подобная схема применяется довольно часто и предполагает вывод средств компании и уклонение от ответственности по долгам путем переуступок долговых обязательств аффилированным лицам. Однако применялась ли данная схема в деле Шестакова – неизвестно.


Лента новостей
";