Skip to main content
16 апреля, 2024
$ 93.59
99.79

Защитница бедности

17 марта, 2020, 17:54
Демарши депутата Асбестовской городской думы Натальи Крыловой, взявшей на себя роль главной народной заступницы, ведут к локальной экономической стагнации.
Самопровозглашенная «защитница бедных» в реальности оказывается защитницей бедности: популистские активности Крыловой препятствуют приходу в Асбест инвесторов, мешают принятию городского бюджета, угрожают закрытием уже действующих предприятий, что в итоге может привести к росту безработицы и обрушению экономики региона.

Наталья Крылова – едва ли не самый известный политик Асбеста. В 2017 году кандидаты от КПРФ под ее руководством выиграли выборы в городское собрание и составили в нем самую крупную фракцию. Правда, очень скоро выяснилось, что в роли управленцев, где надо принимать ответственные решения, а не просто витийствовать с трибуны, оппозиционеры теряются. В начале 2018 года Крылова сняла с обсуждения вопросы софинансирования. В результате бюджет города недополучил 300 миллионов рублей от Министерства финансов. Впоследствии своевременное принятие городского бюджета не раз оказывалось под угрозой из-за политических эскапад Крыловой.

Несмотря на такие непозволительные для государственного деятеля провалы, она была и остается популярной фигурой в городе. А популярность она себе снискала борьбой за сохранение природы.

Экологические проблемы промышленного Урала ни для кого не секрет. Однако товарищ Крылова предлагает решать их немного странно: останавливая действующие предприятия и препятствуя открытию новых.

Так, в 2017 году ей удалось одержать крупную победу – «предотвратить» строительство завода Национальной сурьмяной компании в Асбесте. НСК давно присматривалась к Уралу – старому промышленному кластеру с многовековыми рабочими традициями и развитой инфраструктурой. Еще в 2013 году в городе Дегтярске Свердловской области планировалось построить предприятие по переработке сурьмяного концентрата до металлической сурьмы (триоксида сурьмы). Это ценный промышленный материал, сырье для его выработки добывается в Якутии – и вывозят в КНР: цехов по производству триоксида сурьмы в России до сего дня нет. Предприятие НСК обеспечило бы сурьмой всю российскую промышленность, однако в 2014 году планам помешал экономический кризис и митинги протеста.

Спустя несколько лет руководство НСК решило открыть производство в Асбесте. В случае успешной реализации проекта город получил бы статус территории опережающего развития. В строительство и запуск завода компания планировала вложить 800 миллионов рублей.

Руководство учло прежние ошибки и скорректировало проект так, чтобы вызвать минимум нареканий местных властей и общественности. Завод должен был быть построен на расстоянии нескольких километров от ближайших жилых домов. Для работы на предприятии планировалось привлечь местные кадры – речь шла о новых 250 рабочих местах с зарплатой 40-50 тысяч рублей. Кроме того, появление нового промышленного объекта обеспечило бы дополнительный доход для местных предприятий сферы услуг.

«Нам нужно будет кормить, одевать, рабочих, охранять предприятие – это мы отдадим сторонним предприятиям малого бизнеса, которых найдем в Асбесте. Сотрудников надо будет привозить на завод – транспортное обеспечение тоже будет передано на аутсорсинг. То есть, появляются рабочие места не только у нас, но и у других городских предприятий», – говорил в беседе с журналистом «АиФ» генеральный директор НСК Александр Савин.

Однако местная «общественность», умело «подогретая» Натальей Крыловой и ее соратниками по экопротесту, встретила НСК в штыки. Организаторы применили комплексный подход: они не только собирали народ на митинги под красными флагами и лозунгами «Асбест против сурьмы», но и своевременно внесли законодательные правки. 27 июня 2017 городской парламент разделил промышленную зону города. На ее части, где уже размещались действующие заводы, было разрешено производство с повышенным классом опасности. А в другой части, где пока не было работающих предприятий, было решено запретить вредное производство.

Наталья Крылова не скрывала: правила изменили специально, чтобы помешать НСК.

«Запретили опасные производства на территории Асбеста, под которые попадает «Национальная сурьмяная компания». … Если придёт другой нормальный инвестор (а не «Ротенберговская отрава»), обратно поменяем Правила под него», – писала она.

Итогом гражданской кампании стала остановка строительства. «Ротенберговская отрава» потеряла в Асбесте 250 млн. рублей. Асбест потерял, по меньшей мере, 250 потенциальных рабочих мест. И бессчётные миллионы налогов, социальных выплат, расходов бизнеса на инфраструктуру. Выиграла в этом противостоянии только Крылова.

Не все атаки проходят для Крыловой успешно. Так, в 2019 и в 2020 гг. суд признал, что в аккаунтах политика в социальных сетях распространялась заведомо ложная информация о компании «Уральский асбестовый горно-обогатительный комбинат». В 2018 году Крылова обвинила «Ураласбест» в уклонении от уплаты налогов. Суд встал на сторону предприятия и обязал ответчицу публично опровергнуть свои предыдущие высказывания. В 2019 году юристы «Ураласбеста» снова призвали народную избранницу к ответу – на этот раз за утверждение, что компания якобы занижает зарплаты рабочим, трудоустраивая их через «левые конторы», а также нарушает правила охраны труда. «Рабочих вынуждают трудиться во вредных условиях без первого списка. В случае несчастного случая тоже никаких гарантий. И вроде комбинат ни при чем», – писала Крылова. Эта публикация также была признана не соответствующей действительности.

Но отдельные неудачи не останавливают гиперактивную активистку, ведущую борьбу за деиндустриализацию Урала. Вряд ли есть другие слова, позволяющие охарактеризовать деятельность Натальи Крыловой. Ее борьба «за экологию», возможно, сводится к тому, чтобы всемерно осложнить жизнь действующим в регионе предприятиям и не допустить открытие новых.

Нравится ли это кому-то или нет, Урал – вот уже четыре столетия «кузница» России, главный промышленный регион. Да, работа заводов, горных и горнообогатительных предприятий не лучшим образом влияет и на природу, и на здоровье людей. Однако ситуацию может исправить только разработка и внедрение новых технологий, сокращающих опасные выбросы. Между тем товарищ Крылова предлагает действовать, подобно английским луддитам XVIII века. Те ломали промышленные ткацкие станки, чтобы сохранить работу для ткачей-кустарей – Крылова призывает остановить промышленное производство на Урале ради чистого неба и прозрачной воды.

Но единственное, чего она добьется – того, что сотни жителей Асбеста, Сухого Лога и подобных моногородов лишатся работы. Результатом станет реальное, а не пропагандистское, массовое обнищание населения.

Возможно, этого и добиваются ветераны протеста. Люди, лишившимся работы и уверенности в завтрашнем дне, с большей вероятностью поверят популистам и отдадут им голоса на выборах. Поэтому «защитники бедных» в реальности оказываются защитниками бедности.

По материалам СМИ


";