• Последнее обновление 13:11

Адвокат Клопова рассказала о нарушениях прав человека в условиях пандемии

Татьяна Каменева
Татьяна Каменева

«Мировая волна» коронавируса, объявленная ВОЗ, навсегда изменила нашу реальность. Масочный режим, дистанция, изоляция, локдауны, сертификаты вакцинации и QR-коды для людей — всё то, что ещё совсем недавно казалось просто невообразимым — стало нашей обыденностью. Параллельно с этим из жизни стали исчезать как таковые гарантии неприкосновения частной жизни, право на осуществление экономической деятельности и право на свободное передвижение. В волнах Covid-19 исчезло и понятие медицинской тайны, спровоцировав тем самым специфическую дискриминацию населения по довольно сомнительным признакам. 

Адвокат Клопова рассказала о нарушениях прав человека в условиях пандемии
Фото: Pexels
Адвокат Клопова рассказала о нарушениях прав человека в условиях пандемии
Фото: Pexels

За экспертной правовой оценкой существующих фактов нарушения гражданских прав и свобод LIVE24 обратилось к практикующему адвокату и профессиональному медиатору Ирине Клоповой

Ирина, сегодня все правовые ограничения в стране объясняются как  необходимые в условиях пандемии. В связи с этим возникает закономерный вопрос: а существует ли законодательно подтверждённый факт определения эпидемиологической ситуации в стране, как пандемии? Ведь, насколько нам известно, о пандемии коронавируса заявляла только ВОЗ. Каковы в таком случае юридические полномочия ВОЗ на территории России?

— На сегодня всё, что мы имеем по пандемии — это постановления главных санитарных врачей, режим повышенной готовности и решения глав регионов, причём, у каждого — своё. Основная проблема здесь — это отсутствие качественных и количественных критериев для определения пандемии как таковой. Например, чётко не определено, какой уровень заболевших/умерших позволяет отменять режим пандемии. И это создаёт поле возможностей для нарушений прав граждан. Увы, запросы в соответствующие структуры результата не дают, они не отвечают на прямой вопрос. 

Что же касается ВОЗ, то юридически данная организация в РФ ничего устанавливать не может и не должна. И полномочий здесь у неё нет.

Хотелось бы всё-таки выяснить, на каком основании сегодня работает вся эта система запретов и ограничений. Во-первых, за более, чем полувековую историю массовой вакцинации в России мы никогда ещё не сталкивались с подобным прецедентом: сегодня людей фактически принуждают к определённым медицинским процедурам, ПЦР-тестированию, ссылаясь на особую эпидемиологическую обстановку в стране и мире. Насколько правомерными являются подобные принуждения, в частности, на работе и существуют ли законные основания? 

— С позиции нарушения прав граждан в период пандемии я бы выделила незаконные отстранения от работы, недопуск в места общественного пользования, ограничение права передвижения, понуждение к вакцинации и проведение ПЦР-тестирования. И здесь в рамках защиты прав граждан критично соблюдение и норм Конституции, и Федеральных Законов РФ, и Европейской конвенции по защите прав человека, которую Россия обязана соблюдать.

Если говорить о защите своих прав, то здесь необходимо чёткое изучение документов, по которым вас ограничивают в правах. В подавляющем большинстве случаев работодатели ненадлежащим образом оформляют соответствующие акты, поэтому отстранение от работы априори будет незаконным. 

Что касается ПЦР-тестирований, то напомню, что это медицинская процедура. И для её получения необходимо информированное добровольное согласие, как это устанавливает ст. 20 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан”. Но в данном случае получается, что такая процедура делается условно-обязательной для допуска человека на рабочее место, что противоречит возможности добровольного отказа от неё априори.

Несмотря на то, что в российском законодательстве отсутствует такое понятие, как QR-код, всех граждан фактически обязали его иметь. Более того, из-за него на граждан накладываются штрафы, ограничивают их в возможности посещении общественных мест и использования общественного транспорта… Да и само требование размещать конфиденциальные данные на различных интернет-порталах или предъявлять их посторонним вызывает немало вопросов. Существующая дискриминация граждан по наличию/отсутствию паспорта вакцинации явно противоречит Конституции РФ, а также нарушает ряд существующих законов. Не удивительно, что на федеральном уровне каких-либо документов в этом отношении не принимают. Как защитить свои права в условиях правового беспредела на уровне регионов?

Никаких законов о кодизации действительно нет, хотя они повсеместно и категорично уже работают. В связи с этим хочу отметить, что вмешательство государства в образ жизни своих граждан с учётом введения подобного рода ограничений должно быть выделено специальным законодательством. Но ни в России, ни в Европе по QR-кодам никакого специализированного законодательства не предусмотрено. 

С позиции ЕСПЧ, при введении каких-либо ограничений прав и свобод, предусмотренных Европейской конвенцией, всегда должна быть доказательная связь между введённым ограничением и преследуемой целью. Иными словами, государство сначала должно доказать (с помощью тех же научных исследований и научных данных), что введение иммунных паспортов/QR-кодов будет объективно способствовать достижению конкретной законной цели. И, что немаловажно, такие доказательства должны быть доступными всем гражданам. 

Касательно безопасности: QR-коды и ковидные паспорта содержат конфиденциальную информацию относительно того, когда и каким препаратом была сделана прививка, когда и в какой форме было перенесено заболевание, какое количество антител имеется и т. п. Всё это составляет врачебную тайну. И одно дело, если гражданин распространяет подобные сведения по собственному волеизъявлению, а другое — когда проверка проводится без его участия. Что-то мне подсказывает, что отчётность о вакцинации, которую мы посылали на госуслуги через своих работодателей летом прошлого года не содержала нашего согласия на распространение сведений, содержащих врачебную тайну и обработку их со стороны государства.

Кроме того, открытым остаётся и вопрос цифровой безопасности. Готово ли государство защитить надлежащим образом полученную конфиденциальную информацию в формирующейся глобальной базе?

Есть ли факты дискриминации? Однозначно, да. Но трактовка дискриминации с позиции ЕСПЧ довольно обширна в условиях пандемии. Как следствие — недавние решения Страсбургского суда, среди которых решение по жалобе против властей Чешской Республики, которое фактически признало обязательную вакцинацию “необходимой в демократическом обществе”. 

Согласно той же Конвенции по правам человека, каждый имеет право на частную жизнь, а пользование правами и свободами должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации. Однако, на лицо именно такой факт: сегодня мы имеем группу людей, которая имеет возможность доступа к социально значимым объектам (при наличии у них QR-кода) и есть другая группа (без QR-кода), которая такой возможности лишена. Сегодня от наличия QR-кода порой зависит возможность получения медицинской помощи, а также  возможность трудоустройства граждан, и я в своей практике уже сталкивалась с случаями, когда работодатель отказывался трудоустраивать непривитого соискателя во избежание проблем с государством. 

В случае, если вам не нравится сам факт ограничений — обжалуйте незаконный акт госоргана, губернатора или даже закон — вдруг примут. Как вариант, есть ещё прокуратура и ГИТ (Государственная инспекция труда). Эти органы тоже работают и, как ни парадоксально, многих защитили. Об этом мне говорят мои подписчики на Youtube. Других законных путей нет. Если мы хотим защиты, хотим соблюдения наших прав, необходима ответстветствующая методичная работа. К сожалению, большинство заявителей по фактам отстранения от работы, недопуска в общежития, невозможности получения медпомощи остаются только сторонними воздыхателями: жалуются, но сами не готовы идти в суд… Боятся, что-либо предпринимать даже с юридической поддержкой. Поэтому имеем то, что имеем. 

К счастью, в период декабря 2021 при первом чтении законопроекта о QR-кодах в Госдуму и к Уполномоченному по правам человека обратились многие тысячи наших сограждан. Благодаря этим людям, принятие соответствующего закона отложили. Однако, Уполномоченный по правам человека, увы, вообще никаких нарушений в этом документе не видит — таков был её официальный ответ. 

Подписывайтесь на LIVE24.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Мира в telegram-канале LIVE24.RU.


  • Запись о регистрации СМИ:
    ЭЛ № ФС 77 - 74986 выдано Роскомнадзором 19.02.2019 г.
  • Запись о регистрации информационного агентства:
    ИА № ФС 77 - 74985 выдано Роскомнадзором 19.02.2019г.
  • Учредитель:
    ООО «ЛАЙВ24», ИНН 4632247680
  • Главный редактор:
    Новиков Михаил Владимирович
  • Адрес электронной почты редакции:
    info@live24.ru
  • Телефон редакции:
    +7 (4712) 55-10-24
В сетевом издании LIVE24 размещены материалы информационного агентства LIVE24.
Некоторые материалы содержат стоковые изображения от Depositphotos, Pixabay, АГН Москва
18

В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа»,«Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры»,«Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля», АУЕ. Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Meta Platforms Inc. (руководящая организация социальных сетей Instagram и Facebook).

Организации, СМИ и физические лица, признанные в России иностранными агентами: "Голос Америки" "Idel.Реалии" "Фактограф" "Север.Реалии" Общество с ограниченной ответственностью "Радио Свободная Европа/Радио Свобода" Чешское информационное агентство "MEDIUM-ORIENT" Пономарев Лев Александрович Савицкая Людмила Алексеевна Маркелов Сергей Евгеньевич Камалягин Денис Николаевич Апахончич Дарья Александровна «Medusa Project» Общество с ограниченной ответственностью «Первое антикоррупционное СМИ» «VTimes.io» Баданин Роман Сергеевич Гликин Максим Александрович Маняхин Петр Борисович Ярош Юлия Петровна Чуракова Ольга Владимировна Железнова Мария Михайловна Лукьянова Юлия Сергеевна Маетная Елизавета Витальевна «The Insider» Рубин Михаил Аркадьевич Гройсман Софья Романовна Рождественский Илья Дмитриевич Апухтина Юлия Владимировна Постернак Алексей Евгеньевич Общество с ограниченной ответственностью Телеканал Дождь Петров Степан Юрьевич Юридическое лицо Istories fonds Шмагун Олеся Валентиновна Мароховская Алеся Алексеевна Долинина Ирина Николаевна Шлейнов Роман Юрьевич Анин Роман Александрович Великовский Дмитрий Александрович Общество с ограниченной ответственностью «Альтаир 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Ромашки монолит» Общество с ограниченной ответственностью «Главный редактор 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Вега 2021» Общество с ограниченной ответственностью «Важные иноагенты» Каткова Вероника Вячеславовна Карезина Инна Павловна Кузьмина Людмила Гавриловна Костылева Полина Владимировна Лютов Александр Иванович Жилкин Владимир Владимирович Жилинский Владимир Александрович Тихонов Михаил Сергеевич Пискунов Сергей Евгеньевич Ковин Виталий Сергеевич Кильтау Екатерина Викторовна Любарев Аркадий Ефимович Гурман Юрий Альбертович Грезев Александр Викторович Важенков Артем Валерьевич Иванова София Юрьевна Пигалкин Илья Валерьевич Петров Алексей Викторович Егоров Владимир Владимирович Гусев Андрей Юрьевич Смирнов Сергей Сергеевич Верзилов Петр Юрьевич Общество с ограниченной ответственностью «ЗП» Общество с ограниченной ответственностью «Зона права» Общество с ограниченной ответственностью «ЖУРНАЛИСТ-ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ» Вольтская Татьяна Анатольевна Клепиковская Екатерина Дмитриевна Сотников Даниил Владимирович Захаров Андрей Вячеславович Симонов Евгений Алексеевич Сурначева Елизавета Дмитриевна Соловьева Елена Анатольевна Арапова Галина Юрьевна Перл Роман Александрович Общество с ограниченной ответственностью «МЕМО» Американская компания «Mason G.E.S. Anonymous Foundation» (США) Компания «Stichting Bellingcat» Автономная некоммерческая организация по защите прав человека и информированию населения «Якутия – Наше Мнение» Общество с ограниченной ответственностью «Москоу диджитал медиа» Акционерное общество «РС-Балт», Левада-Центр


© ООО ЛАЙВ24.
Наверх