Skip to main content
23 мая, 2024
$ 90.19
97.90

Экспериментальный правовой режим: как в России будут внедрять телемедицину

19 ноября, 2021, 10:19
© Гришкин Денис / Агентство «Москва»

В наши дни всё меньше россиян связывают понятие “телемедицина” с телевизионными сеансами Алана Чумака и Анатолия Кашпировского. Использование цифровых технологий уже стало неотъемлемой частью современной медицины. 

Телемедицина предполагает применение современных информационных технологий, которые обеспечивают дистанционное предоставление медицинских услуг.

Сегодня в России разработкой цифровых медицинских продуктов заняты десятки специализированных компаний, среди которых “Интеллоджик”, “К-Скай”, а также лаборатория искусственного интеллекта Сбербанка.

Свои коммерческие сервисы телемедицины предлагают “Яндекс.Здоровье”, ”Робомед”, “DOC+”, “Medved.Telemed”, “Qapsula” и “Medesk”. 

В 2020 году в цифровизацию российского здравоохранения было инвестировано свыше 3,3 млрд рублей, что в 3 раза больше, чем в 2019-м. Причём почти половина всех привлеченных средств направлялись в развитие  телемедицины. По расчётам Минцифры к 2030 году количество медицинских онлайн-консультаций должно достичь 50%.

В России, как и во всём мире, значительная часть проблем с внедрением телемедицины связана с законодательным регулированием. В октябре 2021 года состоялся Международный конгресс “Цифровая медицина и информационные технологии”, в ходе которого был объявлен запуск в России  экспериментального правового режима. Экспериментальный правовой режим (далее ЭПР) подразумевает появление ограниченного во времени правового анклава – территории реализации той или иной инновации, на которой будут устранены регуляторные барьеры, связанные с инертностью законодательства.

Напомним, что соответствующий Федеральный Закон об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в РФ № 258-Ф3 (о так называемых “регуляторных песочницах”), который вступил в силу в январе 2021 г. был  принят в июле 2020 года.

Телемедицина стала одной из первых технологий, получивших возможность применения системного механизма тестирования в реальных правоотношениях. Предположительный срок действия ЭПР составит 3 года.

Среди прочего, ожидается, что в рамках ЭПР частные медицинские организации смогут обходить существующую необходимость применения единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) при оказании дистанционной медицинской помощи.

ЭПР также позволит обойти установленный ранее законом запрет на проведение дистанционных первичных медицинских консультаций и удалённую постановку диагноза лечащим врачом. Заметим, что впоследствии может быть упразднено и само определение “лечащий”, тем самым создаётся возможность для осуществления преемственности лечения и его коррекции.

Важно отметить, что в условиях ЭПР может быть изменено требование к государственным и частным медицинским организациям, касающееся обязательного использования электронной подписи посредством применения  ЕСИА, а также использования усиленной квалифицированной электронной подписи для оформления информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство или на отказ от него в электронной форме.

По словам экспертов, помимо телемедицины, создание регуляторных песочниц позволит успешно внедрить инновации в сегменте медицинских изделий – причём не только применения, но и их обращения, а также сбора и обработки медицинских данных, развитие и внедрение которых сегодня тоже стеснены нормами существующего законодательства. В частности, предполагается, что цифровой инновацией, планируемой к созданию и использованию в рамках ЭПР, станет программное обеспечение, представляющее собой медицинское изделие с применением технологий искусственного интеллекта, а также системы сбора, хранения и обработки данных, в том числе с использованием сенсоров и обработки сенсорной информации. 

Напомним, что существующим законодательством предписана обязательная регистрация всех медицинских изделий, в том числе и программного обеспечения, но она может быть отменена для зоны ЭПР.

Ассоциациия разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине “Национальная база медицинских знаний” (НБМЗ) ожидает включения в ЭПР таких инновационных направлений, как генерирование и обработка медицинских изображений и сигналов, выдаваемых медицинским оборудованием, а также других медицинских данных (в том числе рукописных) для формирования обезличенных дата-сетов, которые будут использоваться для машинного обучения. 

Следует отметить, что в настоящее время процесс сбора больших дата-сетов медицинских данных является весьма затруднительным, поскольку требует специальных технических инструментов и, что главное, согласия пациента на использование его персональной информации. Поэтому, с целью обхода данного барьера лоббисты ЭПР из упомянутой ассоциации предложили для регуляторных песочниц своё ноу-хау: передача персонализированных медицинских данных может поступать в специализированные хранилища путём  “донации данных” (пожертвования). Для этого планируется создание на портале госуслуг личного кабинета “Моё здоровье”, в котором каждый гражданин сможет получить доступ к любому своему медицинскому документу в электронном виде. Таким образом, он получает в своё распоряжение и информацию, и возможность ею делиться, например, взамен на какие-либо льготы и преимущества.

Учитывая не только возможности, но и риски, связанные с интерпретациями и злоупотреблением нововведениями, ключевым в цифровой системе медицинских услуг продолжает оставаться вопрос безопасности – начиная с рисков, связанных с постановкой неправильного диагноза и, как следствие,  неправильного лечения и заканчивая утечкой персональных медицинских данных. Ведь последние стали сегодня объектом отнюдь не только инвестиционного интереса. 

В целом, по мнению экспертов, в условиях ЭПР можно говорить о снижении уровня правовой защиты пациента при одновременном её повышении в отношении субъектов ЭПР, коими являются юридические лица, получившие лицензию на осуществление медицинской деятельности.

Между тем, если взглянуть на ускоряющийся процесс цифровизации медицинской и других социальных сфер в контексте не менее интенсивного сокращения их финансирования и бесконечных “оптимизаций”, можно заметить, что внедрение той же телемедицины является альтернативным способом удешевления услуги. Посудите сами: медицина нынче дорога и для всё большего числа граждан она становится недоступной. В стране  – ощутимая нехватка врачей и стационарных мощностей. Телемедицина в этом смысле является прекрасным инструментом для снижения бюджетной нагрузки. К тому же, дистанционные услуги позволяют государству во многом снять с себя ответственность за их качество и безопасность. Ну, а  гражданам всегда можно сказать, что теперь они прогрессивные и приобщены к медицине будущего.

Тем временем, пандемия даёт мощный импульс к дальнейшему погружению отечественной медицины в цифру. Ограничение доступа к оффлайновой медицинской помощи и самоизоляция вынуждают людей прибегать к медицинским онлайн-услугам. 


Лента новостей
";